Ларин Параске, рукопевица, песни, народный фольклор, культура 19 века
Жила как в сказке — это не про нее

Жила как в сказке — это не про нее

Злую шутку сыграла судьба с Ларин Параске. Будучи знаменитой сказительницей, знавшей более 32 тысяч стихов, народных и собственного сочинения, послушать которую приезжали великие деятели культуры Финляндии XIX века, она всю жизнь провела в работе и борьбе с бедностью.
Ларин Параске
Настоящее имя Ларин Параске – Параскева (Прасковья) Никитична Никитина, в замужестве Васки. Родилась она 27 декабря 1833 года (по новому стилю 8 января 1834 года) не на территории тогда еще Великого княжества Финляндского, а в ижорской деревне Мякиенкюля (Мишкула Санкт-Петербургской губернии). Из Великого княжества Финляндского, а точнее, из деревни Васкела (в переводе «Медное») Южно-Кексгольмского уезда (сейчас поселок Луговое Запорожской волости Приозерского района), была родом мать Параскевы Никитичны – Татьяна Васильевна. В эту же самую деревню Параскева переехала в 1853 году, выйдя замуж за 39-летнего Гаврилу Степановича Васки. Крестьянский дом (хутор) ее мужа по финской традиции назывался Ларина (или Ларин тупа). Отсюда и Ларин Параске.

Родители будущей рунопевицы были крепостными крестьянами русского помещика Ивана Кузова и имели свою кузницу, дававшую побочный заработок.

Когда Параскеве, младшей из их четверых детей, было 15 лет, умерла ее мать Татьяна Васильевна, а еще через 3 года не стало и отца. Помещик Кузов тут же присвоил кузницу себе. Один из братьев Параскевы, служивший в поместье кучером, возмутился такой несправедливостью и был за это жестоко наказан плетьми, отчего вскоре и скончался. Да и сама сказительница знала не понаслышке, что такое хозяйские розги. Поэтому девушка мечтала жить по ту сторону границы, на родине своей матери – в деревне Васкела, к юго-западу от селения Метсяпиртти (ныне Запорожское).
Жила как в сказке — это не про нее
Желание Параскевы сбылось в 1853 году, когда она вышла замуж за 39-летнего крестьянина деревни Васкела Гаврилу Степановича Васки, который выкупил ее из крепостной неволи за 24 рубля. Есть сведения, что муж Параскевы Никитичны постоянно болел и поэтому не мог вести свое хозяйство. Однако брак их продлился 35 лет, а умер Гаврила в 74 года. Эти данные приводят биографов Параскевы Никитиной к мысли, что немолодому уже Васке в его крестьянском хозяйстве потребовались молодые, сильные и умелые руки, поэтому он и женился на вдвое младшей его девушке. Он выкупил ее из крепостной неволи, заплатив собственнику невесты по тем временам немаленькие деньги, выгодно вложив их в свою будущую жену.

С этого началась нелегкая семейная жизнь Параскевы: она начала пахать, сеять, жать, молотить, косить. В общем, выполнять всю работу по хозяйству. А поскольку оно требовало не только рук, но и денег, Ларин вынуждена была заниматься такой тяжелой работой, как бурлачество, поднимая против течения суда из Ладоги в озеро Сувантоярви (ныне Суходольское).

Сегодня можно предположить, что и к собирателям фольклора она пошла потому, что за каждую записанную руну они, пусть и немного, но платили. А песен, благодаря своей изумительной памяти, Ларин знала много. И те, которые в детстве слышала на своей родине, и те, что пели в Васкела. Еще девчонкой, служа в пастушках, она состязалась в пении со своими подружками. При этом, обладая импровизаторским талантом, она даже известные сюжеты, плавно отходя от канона, расцвечивала несколько по-иному, органично вводя в текст рун новые образы и дополняя их ранее неизвестными подробностями.
Жила как в сказке — это не про нее
Она родила девятерых детей, шестеро из них умерли во младенчестве. Помимо своих она воспитывала и нескольких сирот, взятых из приюта, на содержание которых получала деньги из казны.

В 1877 году собиратель народных рун Армас Борениус-Ляхтеенкорва записал от Ларин 24 песни. Только через десять лет ее как величайшую рунопевицу открыл сначала для Финляндии, а потом и для всего мира пастор Вольф Неовиус, записавший от Параске 1152 песни, 1750 пословиц, 336 загадок и большое количество причитаний. Говорят, что при первой их личной встрече Ларин пела пастору два дня подряд! Но даже такими ускоренными темпами записать все то, что знала рунопевица, было невозможно. Поэтому в 1890 году Неовиус пригласил Параске к себе в гости в Борго (ныне Порвоо). И только через три года издал первую книгу ее песен (из пятнадцати задуманных), которая практически сразу же сделала Ларин знаменитой. Ее даром восхищались поэты, композиторы заимствовали у нее мелодии, а такие известные финские художники того времени, как Альберт Эдельфельт и Эро Ярнефельт, написали портреты рунопевицы. Она хорошо шила, вязала, была искусной вышивальщицей. Известно, что ученый Теодор Швиндт, написавший книгу «Финские узоры», благодарил Ларин за «действенную помощь» при изучении народных украшений.

Правда, слава не избавила Ларин от житейских невзгод.

В мае 1893 года она вернулась в Васкелу, где сильно бедствовала, болела. Теодор Швиндт послал ей денег на дорогу, и с ноября 1894 года до лета 1896 года Ларин Параске жила в Хельсинки, выступала перед ценителями народной поэзии.
Ларин Параске
О ее манере исполнения песен оставил воспоминания выдающийся финский живописец Эро Ярнефельт: «Она прижалась к спинке стула и начала тихонько напевать странные и печальные строки, в которых древность представала в таинственной и трепетной дымке. Я рисовал, писал красками и с восторгом слушал. Постепенно глаза ее наполнялись слезами, и наконец она заплакала в голос. На лице ее выразилась такая искренняя печаль, что невозможно было думать, будто ее слезы неискренни. Со всей живостью своего воображения и тонкой чувствительностью она вживалась в эмоциональный мир песни, возможно, вспоминая дорогих своему сердцу усопших родителей».

В записанных от Ларин Параске песнях много биографического. В них отразилась ее собственная многотрудная судьба. Не случайно у нее много песен о женской доле, о печалях и радостях невесты, матери, жены. Особое место занимают в ее творчестве песни об умерших родителях и о тяжести сиротства. Эти лирические плачи помогали излить горе, преодолеть беду.

В 1899 году избу Ларин и ее небольшой земельный участок продали с молотка за недоимки. Ей пришлось переселиться в соседскую баню. Только в 1901 году Общество финской литературы выхлопотало ей ежегодную пенсию в 100 марок. А через год ее сын Васле сумел выкупить родную избу, и сказительница доживала последние дни в своем доме. Одинокая, почти всеми забытая, она умерла в нетопленой избе 3 января 1904 года.

В то же время еще при ее жизни тексты записанных от нее лирических и эпических песен были опубликованы в Англии, Чехии, Германии.
песни Ларин Параске
Через 7 лет после смерти на ее могиле на Палкеальском кладбище Молодежное общество Южной Карелии поставило гранитный памятник, на котором были выбиты слова: «Приносил мне песни ветер, ледяной порыв весенний, их ко мне толкало море, гнали их морские волны».

В 1950 году в самом центре Хельсинки, между Национальным музеем и домом «Финляндия», на проспекте Маннерхейминтие, нашел себе место другой памятник великой сказительнице: здесь на пьедестал была возведена отлитая в бронзу фигура Ларин Параске.

Со временем могила Ларин затерялась, но 29 августа 1992 года на предполагаемом месте захоронения рунопевицы появился новый гранитный памятник, восстановленный по инициативе жительницы Замостья Л. Д. Лайдинен.