Репортаж с Лееной Лехтолайнен: ее вид на жизнь, работу
Леена Лехтолайнен — «Идеи для романов приходят ко мне во время лыжных прогулок»

Леена Лехтолайнен — «Идеи для романов приходят ко мне во время лыжных прогулок»

Известная финская писательница, критик и литературовед Леена Лехтолайнен в конце сентября посетила Санкт-Петербург. Автор многочисленных рассказов, эссе и детективных романов, переведенных на 11 языков мира, встретилась с русскими читателями в Институте Финляндии, а также побеседовала с корреспондентом Terve о секретах своей писательской кухни, детских страхах и творчестве Н. В. Гоголя.

А. Б.: Вас называют русской Дарьей Донцовой. Знаете ли вы, кто это, и как относитесь к такому сравнению?

Л. Л.: Если честно, я даже не слышала, что меня так называют, так что спасибо за новость. (Улыбается.) Кажется, книги Донцовой переводили на финский… Хотя нет, переводили Маринину. Вообще, если бы книги женщины, пишущей детективы, переводились на шведский, английский, немецкий, я бы это сразу заметила.

Леена Лехтолайнен

А. Б.: Как вы оцениваете уровень своей популярности на литературном рынке Финляндии?

Л. Л.: Мне известно, что мои книги очень хорошо издаются, они всегда попадают в шорт-лист магазинов, их часто берут в библиотеках. Ну, и если бы я еще принимала все приглашения на разные встречи с читателями, у меня совсем не осталось бы времени писать мои книги. (Смеется.)

А. Б.: Вы любите встречаться с читателями, ходить на тематические мероприятия? Это в радость или в тягость?

Л. Л.: Вы знаете, это смена деятельности для писателя. Потому что обычная жизнь писателя (моя, в частности) – это сидеть несколько дней совершенной одной в своем доме и писать, вообще не видеть людей. Так что для меня очень приятно путешествовать, встречаться с моими читателями, с другими людьми.

А. Б.: А что вы чувствовали, когда из типографии вышла ваша первая книга?

Л. Л.: Ну, если считать мою самую первую книгу, то она вышла, когда мне было 12 лет… И я тогда подумала: «О, супер! Когда я вырасту, я буду писательницей!». У меня даже есть фотография, где я стою счастливая, обнимаю эту книгу. Правда, потом, с годами, я поняла, что сложно быть просто писателем, что нужно уметь еще что-то помимо этого. Но и сейчас, когда вышли уже 22 мои книги, могу сказать, что каждый раз это все равно волнительно! Вот я получаю ее из типографии и думаю: «Неужели у меня получилось это написать?». Я каждый раз как будто заново переживаю эмоции, связанные с первой книгой.

А. Б.: Насколько мне известно, ваша первая книга была романом, а не детективом. Что подтолкнуло вас к тому, чтобы начать писать детективы?

Л. Л.: На самом деле это была такая проба пера, мне было интересно посмотреть, получится у меня или нет. Дело в том, что с конца 1980-х я занималась исследованием творчества финских писательниц, создающих детективы. И мне стала интересна эта сфера, этот стиль литературы.

интервью Леена Лехтолайнен

А. Б.: Какое у вас образование? Помогает ли оно в писательском труде?

Л. Л.: Я изучала в университете литературу, теоретическую философию и театральную критику. Но когда я пишу черновик своего произведения, у образования нет никакого смысла – именно на стадии черновика. Зато потом, когда пишу чистовик, я уже начинаю смотреть на рукопись с точки зрения профессионала, специалиста.

А. Б.: Каким вы представляете себе абстрактного среднестатистического читателя, для которого вы пишете?

Л. Л.: Я подхожу к этому с эгоистической точки зрения, потому что я пишу отчасти для себя лично. На самом деле, у меня в голове нет никакого определенного читателя. Но когда я пишу какой-то кусок произведения, думаю о том, что моей подруге Лауре понравится вот это; пишу дальше и понимаю, что моя подруга Кайя посмеется именно над этим моментом. Конечно, я не хотела бы писать только для себя, но при этом не хочу в процессе написания слишком много думать о потенциальном читателе.

А. Б.: А что вам помогает сконцентрироваться в процессе работы над очередной книгой?

Л. Л.: Мне нравится непосредственно сам процесс написания, поэтому иногда пишется в совершенно неожиданных местах. Конечно, самая приятная обстановка – это когда я дома, одна. Но вот, например, последнее, что я написала, родилось в «Аллегро» по пути в Петербург (я смогла сконцентрироваться в поезде не смотря ни на что).

А. Б.: Британская писательница Агата Кристи очень не любила мыть посуду. Но когда ей все-таки приходилось этим заниматься, в голову приходили мысли о разнообразных изощренных убийствах, которые потом становились сюжетами ее детективных романов. А что вдохновляет вас?

Л. Л.: Я тоже не люблю мыть посуду. (Смеется.) На самом деле, мои самые интересные идеи рождаются в самой обычной жизни: когда я на лыжах катаюсь по берегу озера или моря, когда я гуляю в лесу, когда я просто гуляю где-то на природе. Такая обстановка меня вдохновляет. Но за те годы, пока пишу, я научилась, что если сегодня, прямо сейчас не пишется, надо отойти от компьютера и начать заниматься каким-то сторонним делом, освободить голову. Потому что мысль придет, надо только дать ей время.

Леена Лехтолайнен

Но иногда случаются прямо противоположные вещи: когда что-то меня не пускает за компьютер, а у меня «горит» мысль, я хочу, я жажду пойти писать, но меня что-то останавливает, и в такие моменты я бываю довольно злой. Например, когда я в молодости занималась литературным творчеством, мой первый ребенок был совсем маленьким, а вскоре родился второй… И я писала в перерывах между домашними делами, зависела от детей, от того, когда у меня были свободные минуты. Но сейчас дети выросли, один ребенок еще живет с нами, а второй скоро покидает родительский дом. Поэтому я вступаю в «богемную» жизнь: могу даже писать по ночам!

А. Б.: Как вы считаете, есть ли будущее у книг на бумаге? Или через 10–20 лет электронные аналоги полностью вытеснят их?

Л. Л.: Я думаю, что они будут идти рука об руку. И у бумажных книг есть будущее, есть жизнь. Потому что запах бумаги, тактильный контакт – удовольствие перелистывать страницы – это важно. Но, конечно, электронная книга – это замечательное изобретение, это очень удобно. Ведь у тебя с собой может быть целая библиотека! На мой взгляд, любые приспособления, облегчающие жизнь человека, а тем более побуждающие его читать больше, – это прекрасно.

А. Б.: А какие книги по жанру вы предпочитаете читать в свободное время?

Л. Л.: Я люблю читать стихи, потому что этот жанр не такой распространенный, как проза. Конечно же, я читаю детективы других писателей, научную литературу, касающуюся того романа, который пишу в данный момент. Кстати, как раз сейчас я реализую свою мечту, появившуюся, когда мне было 7 лет. Она касается Петербурга. Я увидела телеверсию произведения Гоголя «Шинель». Телефильм произвел на меня очень сильное впечатление, я была поражена нереальностью событий, у меня не было слов. На полке стояла книга, но я не могла на нее даже смотреть: даже спустя годы на меня наваливались все чувства и переживания, испытанные в детстве. Я не могла взять ее в руки, тем более прочитать! Но вчера сняла ее с книжной полки и взяла сюда. Решила для себя, что сегодня вечером здесь, в Петербурге, я прочитаю «Шинель». Я перешагнула этот порог. Это была единственная книга, которую я сознательно не прочитала, и сейчас я должна ее прочитать.

Леена Лехтолайнен

А. Б.: Каково ваше первое впечатление от Петербурга?

Л. Л.: Поскольку я приехала на поезде «Аллегро», для меня стало открытием, насколько близко от Хельсинки находится Санкт-Петербург! Это очень красивый город, надеюсь посетить его снова.