Культурное наследие русских в Финляндии: традиции
«Русская Финляндия» и ее культурное наследие

«Русская Финляндия» и ее культурное наследие

После 1917 года русская литература разделилась на два потока – Россия и зарубежье. Центрами зарубежной русской культуры стали Париж, Берлин, Прага, Харбин. Совершенно особая роль в этом русском рассеянии XX века отведена Финляндии, которая стала популярным и надежным мостом для русских эмигрантов, бежавших от арестов и новой, пугающей жизни в «красной» России, – Петра Струве, Максима Горького, Бориса Григорьева, Александра Амфитеатрова, Виктора Шкловского и многих других деятелей той эпохи.

Эта миссия Финляндии как двери в большой мир объяснялась не только географической близостью, но и особым положением этой страны, еще недавно входившей в состав Российской империи: ее продолжали воспринимать как «свою заграницу». Художественная и гражданская позиции, типичные для писателей-эмигрантов, оказавшихся в Финляндии в годы гражданской войны или сразу после ее завершения, ярко проиллюстрированы на творчестве Леонида Андреева.

проиллюстрированы на творчестве Леонида Андреева

Не приняв Октябрьскую революцию, он уехал в Финляндию на свою дачу на Черной речке (Ваммельсу) и после провозглашения 31 декабря 1917 года независимости Финляндии оказался эмигрантом. Единственным художественным произведением Андреева этих лет стал роман «Дневник Сатаны», работу над которым прервала смерть писателя в сентябре 1919 года.

Произведение вполне характерно для настроения писателя в эмигрантские годы: это история Мефистофеля, появляющегося среди людей, чтобы убедиться, насколько убог и жалок построенный ими мир. Также с огромной силой в годы эмиграции проявился талант Леонида Николаевича как публициста.

Ярким показателем настроения стала статья «S.O.S.», написанная Андреевым в феврале 1919 года и опубликованная в Выборге отдельной брошюрой. В «S.O.S.» говорилось о неприятии писателем культурной политики новой власти России, направленной на раскол и уничтожение национальной культуры. Газетой «Русский листок» статья была оценена как «одна из самых сильных и ярких страниц творчества нашего талантливого писателя».

Александр Куприн прожил с ноября 1919 года по июнь 1920-го в Гельсингфорсе. Этот финский период эмигрантского пути писателя был кратким, но насыщенным работой. Месяцы, проведенные в Гельсингфорсе, стали для Куприна временем его наивысшей активности как публициста.

Финский исследователь Бен Хеллман в одной из своих работ подсчитал, что за этот короткий период (7–8 месяцев) Куприн опубликовал в местной русской печати около 90 статей, очерков, комментариев, рассказов и стихотворений. Основной целью всех публицистических работ Куприна была борьба против советской власти печатным словом.

Иван Савин – «поэт Белой мечты»

Высокая публицистическая нота, подчеркнутый гражданский пафос характерны для многих произведений «Русской Финляндии». Иван Савин – «поэт Белой мечты», как называли его критики. Настоящая фамилия Савина – Саволайнен, его отец был финном. Участник гражданской войны, Савин сполна хлебнул всей горечи прокатившихся по России событий.

В Гельсингфорсе в свободное от работы на заводе время молодой поэт начинает заниматься литературным творчеством, пишет стихи, военные рассказы, фельетоны. Придя к читателю впервые в Финляндии, стихи Савина очень скоро стали известны на пространствах всего русского зарубежья; их переписывали, печатали в русских газетах, журналах Парижа, Берлина, Белграда, Риги, Ревеля. Бунин очень заинтересованно отзывался о поэзии Савина; Амфитеатров написал о Савине хвалебную статью. О ранней смерти Савина в 1927 году Репин писал как о «невознаградной потере».

Жившие в «Русской Финляндии» поэты писали, опираясь на открытия символизма и опыт акмеизма: петербургская школа русской поэзии поселилась в 1920–1930-е годах на финской земле, определяя художественные поиски живших здесь поэтов-изгнанников.

Одним из них был Вадим Гарднер. Гарднер бежал в Финляндию в 1921 году, где вышел его третий поэтический сборник «Под далекими звездами». В своих работах он неустанно знакомил русского читателя с произведениями финских и немецких поэтов. Вера Булич после смерти отца переехала в Гельсингфорс, где и прожила всю жизнь до 1954 года. Публиковать стихи, рассказы и литературно-критические статьи начала с 1920 года в «Новой русской жизни», а затем и в других центрах русского зарубежья. Вся жизнь

Веры Булич была связана со «Славикой» – славянским отделением библиотеки Хельсинкского университета, где она работала до конца своих дней, долгие годы была членом правления, а со второй половины 1930-х годов – председателем объединения «Светлицы», собравшего под свое крыло русскую интеллигенцию в Финляндии. Большим успехом пользовались «светличные» литературно-художественные вечера, участники которых читали свои новые произведения, выступали с докладами.

Культурная жизнь русских в Финляндии

Культурная жизнь русских в Финляндии формировалась также деятельностью гельсингфорсских издательств «Фундамент» и «Библион», целого ряда русских периодических изданий, таких как «Журнал Содружества», газеты «Русская жизнь» и «Новая русская жизнь», «Русский вестник», «Русский голос», «Путь», «Рассвет». В других центрах русского литературного и культурного зарубежья активно проявляли себя авангардистские группы и объединения. На их фоне «Русская Финляндия» представляла собой один из неизменных оплотов традиционализма, освященной веками системы нравственных ценностей, устремленности к сбережению заветов русской классики и воспринявших эти заветы открытий Серебряного века.